Ереван:   +21 °C
Сегодня:   Пятница, 20 Июля, 2018 года

«Мы в любом случае победим»: Лидер армянской оппозиции Никол Пашинян рассказал “Ъ” о дальнейших действиях

874
Четверг, 03 Мая, 2018 года, 12:35
«Мы в любом случае победим»: Лидер армянской оппозиции Никол Пашинян рассказал “Ъ” о дальнейших действиях

Жители Еревана вышли на «тотальную забастовку» после провала выборов премьера. Граждане откликнулись на призыв лидера оппозиции Никола Пашиняна: он предложил начать акции гражданского неповиновения после того, как Национальное собрание не утвердило его на эту должность. В Армении полностью прекращено железнодорожное сообщение. Кроме того, остановлено движение из Еревана в международный аэропорт Звартноц. Демонстранты в Ереване заблокировали улицы и автомобильные трассы. Перекрыта дорога Ереван—Севан и участок магистрали Армения—Грузия. К 18:00 (17:00 мск) протестующие разблокировали дороги и ожидали начала митинга на площади Республики в Ереване. Сторонники Пашиняна заявляли, что будут митинговать «до победы». Незадолго до начала митинга правящая Республиканская партия объявила, что на повторных выборах премьера 8 мая поддержит кандидата, который будет выдвинут третью депутатов. Фактически это означает, что партия поддержит Никола Пашиняна.

Голосование в Национальном собрании Армении состоялось во вторник. На нем лидер оппозиции Никол Пашинян смог набрать лишь 45 голосов парламентариев из необходимых 53. Исход заседания решила правящая Республиканская партия, которая не поддержала Пашиняна. «Не убедил», — комментировали депутаты выступление политика в парламенте. В интервью специальному корреспонденту газеты “Ъ” Владимиру Соловьеву лидер протестного движения Никол Пашинян пояснил, как он намерен действовать дальше.

— Что в парламенте пошло не так во вторник?

— Все пошло так, как и должно было пойти. А что мы в итоге получили? Круг наших сторонников расширился, все дороги теперь перекрыты, в стране нет вообще никакой открытой дороги — два дня назад еще были. Аэропорт закрыт, железная дорога закрыта. Все пошло в поддержку нашего процесса.

— Во вторник возникло ощущение, что республиканцы вообще не боятся ни вас, ни уличной активности: они достаточно уверенно выступали, достаточно жестко критиковали.

— А зачем нас бояться?

— А как в такой ситуации вы можете переломить процесс?

— Нежно.

— До голосования в парламенте вы допускали сотрудничество с республиканцами, после — что такой партии больше не существует. Хочется понять: вы готовы с кем-то из них работать?

— Мы будем работать с отдельными лицами. А поговорить с ними мы можем только о признании мирной передачи, ни о чем другом.

— Какой дальше план действий?

— Тот же план. Революция продолжается.

— Есть ощущение, что досрочные выборы парламента, к которым вроде бы все идет, вас не очень устраивают, потому что они проходят в существующей избирательной системе.

— Теперь нас все устраивает. Нет такого реального сценария развития, который бы нас не устраивал. Мы в такой ситуации, что победим в любом случае.

— Даже на выборах по существующим правилам?

— Да, конечно. С большим перевесом.

— Вас практически носят на руках, вам не страшно от такой популярности?

— Почему мне должно быть страшно?

— Ну, просто все революции на постсоветском пространстве, которые были до сих пор: Киргизия, Грузия, Украина. Рано или поздно их герои становились антигероями.

— Это не Киргизия, это не Грузия. Армения отличается тем, что это Армения.

— Вы вообще не допускаете, что вы не справитесь с ответственностью, которая на вас ляжет, если вы придете к власти?

— Конечно. А почему такой разговор? Мы ответственные люди, если что-то начинаем, то до старта должны быть уверены, что можем это довести до конца.

— Каким образом вы хотите сменить власть, сколько это может продолжаться?

— Сколько нужно.

— И на что вы рассчитываете? Что они увидят эту парализованную страну и уйдут?

— Они уже ушли, просто они этого пока не знают, не осознают. Мы не торопимся. Они просто хотят разозлить людей своим провокационным поведением. Во вторник они этого хотели, но они не добились своего, добились обратного. Сегодня продолжаются мирные акции и более широкого масштаба. Каждый их шаг будет работать против них, каждый. То есть они вообще не имеют никаких вариантов, это нужно просто понять. Говорят о столкновениях, о силовых решениях. Какие силовые решения? Если, например, они приведут армию в Ереван, все солдаты присоединятся к нам, все 100%, я гарантирую. И мы уже будем перекрывать дороги не машинами, а танками.

— В парламенте очень многие республиканцы припоминали вам ваше негативное отношение к Евразийскому экономическому союзу.

— Я сегодня представитель того народа, который стоит на площади, то есть всего армянского народа. И у этого движения не было никаких внешнеполитических требований. И нет вообще никакого внешнеполитического и геополитического контекста, нет никакого геополитического заговора, понимаете? И отношениям России и Армении ничего не угрожает, вообще ничего. Но это не значит, что нет вопросов, которые нужно обсудить.

— Вы говорите, что это реальность, с которой нужно считаться, но при этом эту реальность как-то нужно скорректировать. В какую сторону?

— В сторону улучшения. Например, есть вопрос о доступности российского рынка для армянского товара, есть вопросы армянских водительских прав, есть вопросы права на работу в Российской Федерации и так далее. Есть насущные проблемы, о которых нужно говорить и их решать. Нет нерешаемых проблем. Мы не выдвигаем вопросы, мы говорим, что Армения и Россия — стратегические партнеры, союзники, они ими и останутся. Армения останется в Евразийском экономическом союзе. Армения останется в ОДКБ. Российская база останется в Армении. Российские пограничники будут продолжать защищать армяно-турецкую границу. Это все гарантировано, об этом больше не нужно говорить. Но мы не говорим, что в Евразийском союзе все идеально, нет никаких проблем. Мы не говорим, что в ОДКБ нет никаких проблем. Республиканцы цитировали меня: да, я говорил, что нужно уточнить обоюдные обязательства в рамках ОДКБ — что, это проблема, которую нельзя обсудить? Мы обсудим, я уверен, что мы тоже знали, какие обязательства имеем в сфере безопасности перед Россией. Мы хотим уточнить, какие конкретные обязательства мы — Россия, Казахстан, Белоруссия — друг перед другом имеем, потому что нас очень беспокоит, когда мы видим, что Белоруссия и Азербайджан очень сближаются.

— Многих в Армении беспокоят и отношения России с Азербайджаном — в частности, сотрудничества в военной сфере. Вы намерены поднимать эти вопросы в случае, если возглавите правительство?

— Конечно, беспокоят. Конечно, мы должны об этом говорить. А что, Россию все устраивает в политике Армении? Думаю, что у них тоже есть, что сказать. Будет нормальный, дружественный, союзнический диалог, и это хорошо.

— Как вам реакция России на события в Армении?

— Нормально, очень хорошо. Мы имеем заверения и впечатление, что они уважают движение и мнение армянского народа, что они не будут вмешиваться в наши внутренние дела — как и Армения не будет вмешиваться во внутренние дела России. Потому что вы знаете, что республиканцы хотят делать? Они хотят нас убедить вмешиваться в дела России и хотят убедить Россию вмешиваться в дела Армении. Я говорю четко: мы не будем никак вмешиваться ни сейчас, ни после де-юре победы. И Россия тоже не будет вмешиваться в наши дела. Мы будем обсуждать только вопросы внешней политики.

— С кем из официальных лиц российских, кроме посла России в Армении, вы контактировали?

— У меня была встреча с российскими парламентариями, Калашников был, еще депутаты, мы обсудили все и разошлись как друзья.